14 Мар 2019

Фильм «Фотоувеличение» одного из величайших кинотворцов Микеланджело Антониони — псевдодетективная притча о фальшивой спасительности безразличия. Её можно трактовать по-разному: это и аллюзия на знаменитую работу Альфреда Хичкока «Окно во двор», и экранизация рассказа Хулио Кортасара, и фильм о поп-арте. Модная тусовка, откровенные сцены, рок-музыка, глянец и одержимость молодостью — «свингующий Лондон», на фоне которого разворачивается «неправильный» детектив, где доказательств произошедшего нет. «Фотоувеличение» — это интерпретация Антониони лондонской сцены тех лет, документальный слепок 60-х годов с присущими ранимостью и обманом.


 Зритель наблюдает город сквозь призму ярких образов-клише, характерных для того времени. Сюжет рассказывает о молодом успешном фотографе Томасе, который снимает моделей в пёстрых нарядах для глянцевых журналов. «Фильм снят не только по мотивам повести Кортасара „Слюни Дьявола“, но и по статье, написанной Френсисом Уиндэмом». Статья Уиндема — длинное интервью с тремя востребованными британскими фотографами тех лет: Брайаном Даффи, Теренсом Донованом и Дэвидом Бейли. Их собирательный образ и послужил прототипом главного героя. Фотография 60-х годов была дерзкой и эротичной, а каждая съёмка воспринималась как сексуальный акт. Антониони передаёт это через страстную фотосессию в начале картины. Примечательно, что кадр именно из этого эпизода красуется на афише «Фотоувеличения», характеризуя свободу и раскрепощённость Лондона, вошедшие в привычку его молодых жителей.

Фильм начинается с того, что Томас фотографирует в парке. В его объектив попадает влюбленная пара. Он делает несколько на первый взгляд обыкновенных кадров, однако после проявки плёнки обнаруживает на на них спрятавшегося в кустах человека с пистолетом и лежащее рядом мужское тело. Он предпринимает попытки разобраться в произошедшем, но ситуация лишь усугубляется: фотографии с места происшествия исчезают. В конце концов, Томас перестаёт понимать, что было в действительности, а что — лишь игрой его прыткого воображения. Эта иллюзорность демонстрирует отчуждённость, своего рода инопланетность окружающих: представители поп-Лондона равнодушны к действительности, они живут в обособленном от реальных проблем мирке. Старания Томаса не увенчаются успехом — он, как и другие, обречён на то, чтобы утонуть в разврате и напускной моде.


 Искусство и коммерция в фильме сливаются воедино. Лондон — это декорация, место смешения реальности и вымысла. Антониони словно гость, исподтишка наблюдающий за происходящим без права на вмешательство. Его киноязык одновременно прост и вкрадчив. Диалоги занимают немного места: персонажи общаются не для того, чтобы стать ближе, наоборот, речь для них — средство уклонения от истинной коммуникации. Яркие наряды, внимание к деталям создают иллюзию красочности, которая оказывается мнимой. Томас покупает ненужный ему пропеллер самолёта, а за сломанную гитару музыканта зрители чуть ли не рвут друг друга в клочья. Финал, где мимы играют в теннис воображаемым мячом, задаёт зрителю вопрос: «Стоит включиться в игру или остаться на стороне настоящего?».

Мимо внимания не проходит ни одна деталь, ни один намёк или образ. Бесполезные вещи приобретают значимость посредством внимания к ним людей. Только имея контекст, предметы и явления становятся значимыми. Сама бессмысленность вещей возведена в абсолют — манекены ничем не отличаются от живых людей, пришедших на концерт рок-группы, поэтому Томас остаётся незаметным среди пластмассовых фигур.


 Каким же виделся Лондон самому режиссёру? Музыка The Doors, доносящаяся из паба, броские наряды, легкие наркотики и открытая сексуальность — в конце 60-х в чопорной послевоенной Великобритании происходит переломный момент. На сцену выходит непривычный для строгих англичан культурный феномен и распространяется на все сферы жизни, начиная модой и заканчивая кинематографом. Молодёжная субкультура захватывает лидирующие позиции и нацеливается на оптимизм, гедонизм и революцию. Модные журналы пропагандируют жизнь сегодняшним днём во имя удовольствия: людям уже не хочется оглядываться назад и отдавать честь традициям. Они не зацикливаются ни на будущем, ни на прошлом.

В «Фотоувеличении» главенствующими мотивами становятся изоляция и неспособность людей к элементарному диалогу. Модные течения пытаются скрыть тотальное безразличие общества, а за яркой мишурой скрываются люди, которые боятся посмотреть в глаза жестокой реальности. Антониони был вуайеристом, как и Томас: он хотел ухватить момент, который на самом деле являлся иллюзией. «Свингующий Лондон» с его модой и экстравагантностью, сбивал всех с ног, и только итальянский режиссёр предпринял попытку вскрыть эту подделку. Он, как модный фотограф из его фильма, наблюдал за преступлением, но не мог его остановить. В его силах было лишь запечатлеть это своей маленькой камерой.

Материалы

Источники

Теги

< пред след >