20 Дек 2018

Вот и подошёл к концу (но это неточно) веб-сериал «ЭТО Я», за которым Cinematograph следил с момента выхода первого сезона в сентябре 2017 года. Все три сезона доступны в видеотеке сайта. В честь премьеры сценарист Елизавета Симбирская рассказала, почему в нашей стране стали всё чаще снимать веб-сериалы, чем их производство отличается от производства телепродуктов и что остаётся загадкой в российских проектах для иностранцев.

Дилара Герштейн: Давай сначала обсудим феномен веб-сериала в России, а потом перейдём непосредственно к «ЭТО Я».

Елизавета Симбирская: За последний год о веб-сериалах в России стали говорить в разы чаще. Их используют в качестве рекламы («Ростелеком», Samsung), с ними связывают будущее сериального бизнеса. RuTube проспонсировал «Бар „На грудь“», «Одноклассники» и «ВКонтакте» хотят выпускать свои веб-сериалы, «Амедиатека» и ivi готовы выкладывать продукты в этом формате и даже, говорят, платить за производство новых. Появился «ТНТ-PREMIER», который, хотя и не агрегирует веб-сериалы в их классическом понимании, переводит телевизионные форматы на интернет-рельсы. Будем надеяться, продюсеры платформы обратят внимание на веб-сериалы, как это сделал когда-то HBO, купив «Кайф с доставкой». Тенденция очень положительная. И чем больше скукоты и цензуры на телевидении, тем больше интересного контента в интернете.


Кадр из веб-сериала «Кайф с доставкой» (S1 Ep5), когда-то впечатлившего Лизу Дилара: Теоретически распространение веб-сериалов в России стало возможным уже в первом пятилетии 2000-х, когда появились отечественные видеохостинги. Олег Куваев начал рисовать культовые мульты с Масяней ещё в 2001 году. Почему, по-твоему, мы узнаём о «человеческих» сериалах в интернете только сейчас?

Елизавета: Веб-сериалы «Наркоман Павлик», «Стервочки», «Район тьмы» тоже появились давно, это вполне человеческие истории. Просто их было мало. Почему именно сейчас многим захотелось снять веб-сериал? Может быть, потому, что 10 лет назад сериалы в принципе не были так популярны, как сейчас, или потому, что 10 лет назад это было не так просто осуществить технически, а может быть, потому, что 10 лет назад мы жили в немного другой стране. Сейчас у нас настоящая жизнь в интернете, в соцсетях, здесь настоящие новости и настоящие переживания, а то, что за окном, на телевидении, — это какая-то выдумка сумасшедшего. Логично, что всё живое теперь в интернете.

Дилара: «ЭТО Я» побывал на одном фестивале в Москве и двух в Нижнем Новгороде. Вы с режиссёром Андреем Феночкой выступили в Питере на Potential-2018 и съездили в Берлин и Марсель на ведущие веб-сериальные смотры. Всё это, безусловно, здо́рово внутри индустрии, но обыкновенные зрители, пусть даже разбирающиеся в авторском кино, посещают такие мероприятия крайне редко. Скорее всего, они боятся встречи со слабым продуктом. Как доказать массам, что, несмотря на молодость и «немасштабность», вы умеете создавать качество?

Елизавета: Я думаю, тут всё как в школе. Сначала ты работаешь на оценку, потом — оценка на тебя. Надо снова и снова, и снова снимать, учиться, набивать шишки, показывать своё кино зрителям, учитывать их реакцию, думать, что и почему им понравилось, а что нет, совершенствоваться и снова снимать. Это не значит, что надо на 100% соответствовать ожиданиям зрителей, идти у них на поводу, это значит, что надо осознать свою аудиторию и работать с ней, брать что-то у неё и предлагать что-то взамен. Чем больше хороших примеров российского кино вообще и веб-сериалов в частности зрители будут видеть, тем больше они будут ждать новых отечественных проектов. Тем больше будет их доверие.

Чем больше скукоты и цензуры на телевидении, тем больше интересного контента в интернете.

Дилара: Сказывается ли на твоём желании продолжать деятельность в сфере веб-сериалов то, что их популярность в России пока может быть только местячковой?

Елизавета: Для меня сейчас веб-сериал — это практически единственная рабочая форма, потому что я не вижу себя автором российского телевизионного сериала. Дело не только в тематике и качестве большинства из них, потому что «ТВ-3» и «ТНТ» очень стараются изменить ситуацию и у них вроде как получается. Дело ещё и в карьерных лифтах и процессе производства. У меня как сценариста нет сериального портфолио на телеке (один сериал для «ТВЦ», но это было слишком давно), то есть мне не дадут писать условную «Обычную женщину», сериал высокого уровня. Да я её и не напишу сейчас, потому что у меня нет такого опыта, как у Наталии Мещаниновой. Я смогу устроиться 10-м сценаристом в сценарную комнату. Там мы будем все вместе писать сериал, который, может, выйдет, а может, нет. А может, меня уволят через месяц, а может, я буду пять лет сидеть на одном месте и писать, писать, писать и никогда не увижу то, что написала. А может, увижу, никто не знает. Этот путь зависимости от других людей не для меня, по крайней мере сейчас.

Я выбрала веб-сериалы, потому что они предлагают другую модель взаимоотношений с продюсерами и инвесторами. Так как это новое направление в индустрии, в него, как в стартапы, сейчас ещё готовы вкладывать деньги (плюс для их производства нужно меньше денег, чем для телесериалов), и инвесторы ищут людей, способных взять ответственность за проект от разработки концепции до реализации на себя. Это как раз я. Я готова писать сценарий, собирать команду, контролировать процесс и выдавать результат, который не будет ограничен ни канальной цензурой, ни языком (наложил субтитры — и вот тебя смотрят в Канаде, Китае и США), ни хронометражом — эпизод веб-сериала может быть от одной до 30 минут. По моему личному опыту, телевидение — это огромная неповоротливая машина, которая больше забирает, чем отдаёт. Веб-сериал — это молодое, свежее, вертлявое направление, которое заряжает энергией, поражает возможностями и перспективами. В нём меньше денег, меньше уверенности, что всё не лопнет, как мыльный пузырь, но больше жизни.


Кадр из веб-сериала «ЭТО Я» (S3 Ep1)

Кадр из веб-сериала «ЭТО Я» (S3 Ep5) Дилара: Недоверие аудитории — это та причина, по которой вы воспользовались краудфандингом только, когда у вас не получилось договориться с инвесторами? Почему, по-твоему, удалось так быстро собрать 200 тысяч?

Елизавета: Мы с Андреем при первой встрече решили, что не будем собирать деньги на первый сезон через краудфандинг. Во-первых, мы были совсем никому не известными начинающими киношниками, денег нам бы никто не дал, во-вторых, мы хотели развлечься и в первый раз попробовать свои силы на этом поле: у Андрея до этого были документальные фильмы и клип, у меня вообще не было опыта продюсирования кино. Просить на это денег у других как-то нелепо и нечестно. А вдруг ничего бы не удалось? Но первый сезон получился неплохим, и к нам пришли инвесторы. Так и было задумано: если получится хорошо, то появятся люди, которые захотят вложиться в нас, как в стартап. Они вложились, мы сделали второй сезон.

С третьим сезоном вышло не так гладко. За пять дней до съёмок мы оказались без инвестора. Взять кредит — не вариант, найти нового инвестора тоже. Оставалось два выхода. Первый — откладывать съёмки до весны-лета 2019 года, тогда получился бы слишком большой перерыв в выпуске серий, о нас бы все забыли, да и просто уже была проведена большая подготовительная работа. Второй выход — попросить денег у зрителей. К третьему сезону мы хоть что-то из себя представляли, могли поручиться, что не спустим зрительские деньги в унитаз. И всё равно я сейчас чувствую огромную ответственность перед теми, кто в нас вложился. Надеюсь, они не пожалели и не пожалеют о вложенных средствах. То, что получилось собрать за сутки 200 тысяч рублей, — это чудо. Такое может быть один раз в жизни. Серьёзно. Спасибо Марку Цукербергу за Facebook и Павлу Дурову за «ВКонтакте», потому что это лучшие ресурсы для того, чтобы провести супер-реактивную акцию. Через сайты типа Planeta мы бы до сих пор собирали, наверное, эти деньги.


Андрей Феночка и Лиза Симбирская на съёмках третьего сезона «ЭТО Я» Дилара: Заместитель главного редактора The Digital Reporter, первого в нашей стране ресурса о веб-сериалах, в лекции «Веб-сериалы — кино XXI века» рассказывала о способах монетизирования продукта. Каким образом вы собираетесь (если собираетесь) извлекать прибыль из «ЭТО Я»? Что вообще с ним будет дальше?

Елизавета: «ЭТО Я» принёс нам не материальные дивиденды. Он принёс нам карьерный рост, новые проекты, людей. Но важно сказать большое спасибо инвесторам второго сезона — Digital Reporter — за то, что они не требовали от нас вернуть вложенную сумму. Мы не смогли бы это сделать за счёт сериала.

Что будет дальше? Было бы круто сделать из него кино про Катю, Костю, Леру и Марата. Оно могло бы зайти в прокате. Или можно поискать инвестора, который даст деньги на продолжение и станет продвигать сериал на подписных платформах. Например, компанию, заинтересованную в продакт-плейсменте. Мы совершенно не против такого типа рекламы, если она сделана ловко. После второго сезона многие спрашивали у нас, дали ли нам Bud деньги за то, что на вечеринке все пили их пиво. Нет, не дали. Но может, стоит к ним обратиться.

Дилара: Кто перевёл сериал для международных показов? Какие-то моменты были непонятны иностранным зрителям в плане менталитета?

Елизавета: Субтитры по дружбе делала Дарья Эпин, куратор «Свободных мастерских» на «Винзаводе». Когда Андрей был на фестивале в Марселе, его спросили только об одном: почему серии у нас такие короткие, а герои и события такие серьёзные. За ними хочется следить дольше, о них хочется знать больше. Если бы у нас были деньги, мы бы рассказывали обо всем дольше и обстоятельнее. Кажется, во Франции не до конца понимают, насколько мы бедные. Но это важный зрительский отклик. В будущем надо думать о том, что если делаешь очень маленькую серию — закладывай в неё соразмерный конфликт или делай его более острым, на пять минут. Веб-сериал «Короче» в этом смысле — идеал.

На фестивале в Марселе спросили только об одном: почему серии у нас такие короткие, а герои и события такие серьёзные.

Дилара: Работа над сериалом всегда требует прислушивания к мнению зрителей. Тебе уже поступали запросы насчёт сюжета? Мол, пусть в третьем сезоне героиня сломает руку! Ты возьмёшься за чужую идею, если она будет очень привлекательной, или тебе важно, чтобы всё в сценарии было твоим?

Елизавета: Запросы от зрителей не поступали, но один человек написал, что в 2018 году неприлично снимать сериал про молодёжь, в котором все гетеросексуальные и белые. Ну вот в «ЭТО Я» так, в нашем следующем сериале, который, надеемся, выйдет этой зимой, вся история про геев.

Насчёт чужих идей: у меня есть полный метр, написанный по идее режиссёра. Он напечатан в журнале «Искусство кино». Но эта работа, к сожалению, закончилась скандалом, и теперь текст лежит мёртвым грузом. Я с ним ничего сделать не могу. Мои друзья-сценаристы, которые много пишут для телевидения, говорят, что работать по идеям режиссёра вообще не стоит, именно потому, что всегда есть вероятность того, что вы разойдётесь и работа останется в подвешенном состоянии. Писать сценарий в паре я не пробовала. Мне кажется, у меня не получится. Я могу взять какие-то идеи от других людей, но они всё равно трансформируются в тексте во что-то своё.

Дилара: Ты училась на продюсерском мастерстве в ГИТРе и закончила кинодраматургию во ВГИКе. За время работы над сериалом ты узнала что-то, чему не учили ни в первом, ни во втором институте?

Елизавета: Наверное, что можно всё, нет никаких правил, условий, гарантий, пока не попробуешь — не узнаешь, что тебя ждёт и к чему это приведёт. Везде учат просчитывать риски. Это очень правильно. Но я бы ещё учила рисковать.


Лиза на съёмках второго сезона «ЭТО Я» Дилара: В начале июля вы с Андреем объявили, что ваш тандем отныне называется «Фенси Продакшен». Насколько я понимаю, уже идёт работа над другим веб-сериалом. Вы хотите всецело посвятить творчество этому направлению? Готовы поделиться планами на ближайшие годы?

Елизавета: Изначально мы придумали название и попросили нашего дизайнера Дашу Гав разработать логотип, чтобы сделать заставку перед сериями. Потом подумали, что можно назваться продакшеном и выполнять какие-то заказы. Пока мы заняты каждый своими проектами и недостаточно усилий прикладываем для пиара продакшена. Но действительно, у нас есть новый проект, и мы надеемся, что пилот появится в сети зимой 2019 года, но точно ничего про это сказать не можем.

Других совместных планов ещё нет, было бы хорошо разобраться для начала с новым проектом, написать сценарии ко всем остальным сериям, найти деньги на съёмки. Может быть, найти международных спонсоров, может быть, податься с ним на большие фестивали типа «Трайбеки» или «Сандэнса», которые стали принимать веб-сериалы в конкурс.

Материалы

Теги

< пред след >