13 Июня 2019

Последний фильм Педро Альмодовара почти идеально подходит под определение magnum opus. Картина безумно личная для режиссёра, биографичная, её отлично приняли как на родине, так и в Каннах. Для многих зрителей и критиков она уже стала лучшей у автора. Не согласиться сложно: зрителю подали настоящую художественную исповедь, яркую, трагикомичную, рефлексирующе-меланхоличную.

Сальвадор — некогда знаменитый режиссёр, ныне уже немолодой, почти одинокий и страдающий от самых разных соматических болей. Творческий кризис, по закону жанра а-ля «8 с половиной», тоже на месте. Роль воплощения Педро досталась Антонио Бандеросу. Он выдал одну из своих самых тонких актёрских работ. В подобном фильме как никогда важно уметь играть одним лишь лицом.


Кадр из фильма «Боль и слава» То ли в погоне за вдохновением, то ли в побеге от боли и скуки Сальвадор окунается в воспоминания о своей молодости, навеянные снами и героиновыми дозами. Параллельно за небольшой промежуток времени жизнь сводит его с близкими людьми из прошлого. Общение с ними погружает режиссёра во всё более глубокую ностальгию. Он балуется наркотиками с Альберто, актёром, несколько десятилетий назад сыгравшим главную роль в его фильме, и пытается написать автобиографическую пьесу о своей любви к мужчинам и кино. Вскоре он встречает Федерико, своего возлюбленного в юношеские годы. Где-то в конце этого пути — его мать. В разные временные промежутки её сыграли три актрисы, главная среди которых, конечно же, блистательная Пенелопа Крус.

Фильм насыщен вставками. Это может быть и обычный флешбек о детстве, и схематичная арт-зарисовка об анатомии Сальвадора и его истории взаимоотношений с болью. Что интересно, прерывистость не мешает повествованию идти плавно и меланхолично. Альмодовар строго выдерживает стиль и настроение картины, пусть и позволяя себе шалости вроде уморительной сцены переговоров укуренных Сальвадора и Альберто с организаторами ретроспективы их фильма.


Кадр из фильма «Боль и слава» Изображение и звук соответствуют тону грустной задумчивой улыбки: саундтрек преимущественно состоит из трагикомических струнных арий с вкраплениями синтетического эмбиента. Порой можно услышать, как звучит воспоминание, — в моменты, когда в голове режиссёра всплывает пение Мэрилин Монро с экрана или голос арии из радио, на несколько секунд преобретающие чуть ли не наркотический эффект. Спокойствие мягкой картинки пронизывают красные элементы, как будто символизирующие пульсирующую боль в голове творца. Красный появляется почти в каждом кадре — доходит до уровня «Шёпотов и криков» Ингмара Бергмана.

«Боль и славу» настолько приятно смотреть, насколько приятно слушать интимную повесть. Грусть вызывает ощущение финала истории Сальвадора и истории самого Педро. Однако Альмодовар не поставил точку в своей фильмографии. Он уже заявил, что продолжит снимать и попробует себя на телеэкране. А пока он подвёл промежуточные итоги своего творческого пути. Подвёл красиво, уверенно и как всегда красными чернилами.

Материалы

Теги

< пред след >