7 Мая 2018

Узнаваемый кинематографический стиль Уэса Андерсона покоится на двух столпах: выверенной до кадра картинке, полной внутренних параллелей, и здоровой доле гротеска, иногда переходящего в жестокость, но смягчающегося общей позитивной направленностью его произведений. Визуальный глянец не так сложно имитировать — в этом можно убедиться, забив в поисковой строке YouTube «[что угодно] в стиле Андерсона». Авторские «фишки» давно рассекретили киноведы и популяризаторы, представив на обозрение общественности осевую симметрию, обилие общих планов, лаконичность форм и красок, фокусировку на героях-детях — казалось бы, не самый сложный рецепт гениального кино. Гораздо труднее выявить золотую пропорцию шок-контента, способного напугать на несколько секунд, полоснуть по сердцу трагической прямолинейностью или, как случается чаще всего у автора, рассмешить чёрной и неожиданно недетской репризой, не превращая сказку для взрослых в откровенную провокацию.

Визуальный глянец не так сложно имитировать — в этом можно убедиться, забив в поисковой строке YouTube «[что угодно] в стиле Андерсона».

«Остров собак», пожалуй, самый тёмный фильм любимого многими автора. Сюжет запускается указом японского городового о депортации всех псов на мусорный остров из-за эпидемии «неизлечимого» собачьего гриппа, с которым могли бы справиться местные академики, если бы мэр не втыкал им палки в колёса. Виной всему вековая вражда между любителями котиков и пёсиков, и, как вы уже догадались, глава города обожает мяукающих и хочет устроить геноцид лающим. Воспитанник диктатора, двенадцатилетний и неугомонный сирота-камикадзе с одной почкой, нарушает предписание и отправляется на остров-свалку, чтобы найти своего единственного друга — сторожевого метиса Спота. Аэроплан бесстрашного Атари терпит крушение над мусорными полигонами, отлетевший винт застревает у него в голове, но мальчику на помощь приходит стая экс-домашних собак под предводительством уличного бойца Босса, которая не может оставить человеческого детёныша на произвол судьбы, потому что инстинкты берут своё, а собаки, как известно, любят детей.

Кадр из фильма «Остров собак» Несмотря на прямолинейность истории и наличие всего двух параллельных сюжетных линий — на острове и в городе Мегасаки, лента скроена из тончайших художественных решений, превращающих фильм не то в изящнейшую стилизацию, не то в интертекст. Идея сделать мультик о Японии с использованием драматургического и визуального инструментария аниме, но в технике кукольной анимации крайне изобретательна сама по себе. Обаятельные схематичные герои а-ля «Акира» или даже «Наруто» соответствуют канонам сёнена, а этнический саундтрек, длинная сцена приготовления отравленных суши и бесконечные отсылки к гравюрам Хокусая позволяют Андерсону охватить по верхам всю культуру японского архипелага: как традиционную, так и современную.



Кадр из фильма «Остров собак» Обильное заигрывание с национальными темами Страны восходящего солнца отразилось на исключительной кровавости происходящего. Здесь зрителя поджидает нечто большее, чем оторванный хвост мистера Фокса или пронзённая стрелой шавка из «Королевства полной луны». На Острове собак не один герой теряет части тела в драках, там ставятся эксперименты над животными и разгуливают шайки псов-каннибалов, а в Мегасаки цветёт подлог, политические убийства и запугивание журналистов. Однако обратной стороной и японского мифологического сознания, и, вероятно, личных убеждений Уэса Андерсона является вера в неизбежность как возмездия, так и справедливости, как жестокости, так и любви. Феодальная преданность самурая даймё трансформируется постановщиком в нерушимый союз собаки и человека, а мир в «Городе грехов» может наступить благодаря лишь одному пронзительному хокку. «Остров собак» — это сказка о низких поступках и высоких идеалах, которые делают чуть поэтичнее взрослый мир, где так редко читается пусть не гуманистическая, но хотя бы стройная мораль.

Материалы

Теги

< пред след >