17 Июля 2019

Звуковой скример окунает зрителя в картину тягучей зимней ночи. Молодая девушка Дэни, обеспокоенная странным сообщением психически нездоровой сестры, безуспешно пытается связаться с родителями, чтобы узнать, всё ли у них впорядке. Вскоре становится известно, что вся её семья мертва. Пытаясь справиться с утратой, главная героиня ищет поддержки у своего парня Кристиана, однако тот неохотно идёт на контакт. Во время одной из ссор он, чтобы не тратить время и силы, предлагает Дэни отправиться с ним и его однокурсниками в Швецию, где живёт один из них них — добрый и отзывчивый Пелле. Там они собираются изучать обряды закрытой коммуны, сопровождающие древний праздник летнего солнцестояния. Никто не подозревает, что их ждёт не театрализованное представление, а вполне реальная угроза жизням.

Новая картина Ари Астера во многом является продолжением его первой работы: в светлом «Солнцестоянии», как и в тёмном дебюте, режиссёр исследует культы и отношения между близкими людьми. Но если в «Реинкарнации» семейный, кровный, конфликт — основополагающий, прямолинейный и присутствующий всегда, то во втором фильме он размывается и становится фоном, на котором развиваются сюжетные коллизии. Отношения между Дэни и Кристианом, между Кристианом и его друзьями в какой-то момент просто теряют значимость и исчезают — в центре остаются взаимодействия между Дэни и коммуной.


Кадр из фильма «Солнцестояние» Хорроров, действие которых разворачивается в темноте, — подавляющее большинство. «Солнцестояние» в некоторой степени уникально: в нём всё переливается ярким светом и буквально сияет. Выбор такой формы обусловливается предметом картины — культом, который в день летнего солнцестояния утверждает жизнь посредством смерти. Ужас в картине Ари Астера возникает из параноидального характера выстраиваемой солнечной действительности, которая говорит лишь об одном: как в кромешной тьме, так и в невероятно ярком и тёплом дне — в двух пограничных состояниях природы — есть нечто пугающее и непривычное, выбивающее из обыденности. Помимо умелого нагнетания атмосферы посредством работы с камерой, композицией и светом, режиссёр включает в фильм множество трансгрессивных сцен, которые служат отличительным знаком «Солнцестояния» от других пост-хорроров: открытые переломы, раздробленные черепа, внутренности людей и животных, композиция из мёртвого тела и жертвоприношение.

Однако «Солнцестояние», пожалуй, самый смешной хоррор за последнее время. Ари Астер не только умело балансирует между смешным и страшным, но и не боится казаться нелепым, доводя некоторые сцены до абсурда — из-за этого ритуалы и события, пугающие по своей сути, в какой-то момент становятся до невероятного комичными. Неудивительно, что Ари Астер хочет переключиться с хоррора на комедию.


Кадр из фильма «Солнцестояние» Ткань новой работы Ари Астера квазидокументальна: он несколько раз побывал в Швеции, изучал руны, фольклор и труды по религиозной антропологии. С одной стороны, он очень внимательно относится к реальным деталям религиозных культов, но с другой — вольно трактует их, изменяет смысл или театрализирует. Маленькие детали действительности — росписи стен, ритуал приворожения, собирание цветов и большое майское дерево — встречаются с полумифическим ритуальным сеницидом, песнями на придуманном языке с небольшими вкраплениями шведских слов, рунами, вышитыми на одеждах для того, чтобы придать сценам и действиям символический смысл.

Хорге в «Солнцестоянии» — это вневременное антропологическое место, в котором встречаются прошлое и настоящее, символическое и реальное, мир духов и людей. Тёплый и солнечный мир ужаса и веры окутывает зрителя со всех сторон, отсвечивает от лиц и одежд — ночи страха не будет, впереди только свет, сплетающийся в стремительной пляске со странным праздником, провозглашающем смерть к жизни.

Материалы

Теги

< пред след >