8 Сентября 2019

Едва ли кому-нибудь из современных национальных писателей удалось настолько глубоко проникнуть в коллективное бессознательное русского народа, насколько это сделал Владимир Сорокин. Несмотря на скандальную славу, он прежде всего известен своей непубличностью, препятствующей попыткам читателей исследовать разум прозаика. В этом смысле «Сорокин трип» можно считать уникальным опытом погружения в сорокинский мир, лежащий на границе нашей реальности и воображения автора.

«Сорокин трип» реконструирует пространство прозы писателя, по кусочкам складывающееся в единую мозаику из биографических моментов. Капающая кровь на подоконник школьного туалета, участие в движении московских концептуалистов, первый выезд за границу в Западный Берлин, зарисовки советской дачной жизни — эти и многие другие фрагменты оказали непосредственное влияние на становление авторского стиля, во многом перейдя в прозу практически без изменений и приукрашиваний. Архивные съёмки чередуются с монологами Сорокина, отснятыми специально для картины. Медитативный темп фильма подчёркивается размеренностью речи писателя, бесстрастно вспоминающего о пугающих вещах (например, о ложных обвинениях в изнасиловании и судебных процессах из-за распространения порнографии в книгах).


Кадр из фильма «Сорокин трип» Даже говоря на камеру, он глубоко погружён в свой внутренний мир, в который неизбежно попадает и зритель, убаюканный шаманским ритмом саундтрека. В этом ему помогает и камера Михаила Кричмана, пролетающая сквозь массивы типовой застройки и следующая за Сорокиным во время его блужданий по лесу и среди многоэтажек. Зритель видит героя в «естественной среде обитания»: на берлинских улицах, в подмосковной даче и любимых ресторанах. В привычном пространстве он чувствует себя уютно, благодаря чему может говорить раскованно. Прогулка Сорокина по музею — важнейшая, если не сказать центральная, часть фильма. Глядя на заспиртованных животных, он делится своим подходом к созданию персонажей и общими взглядами на литературу.

Сорокин постоянно ищет баланс между хаосом и упорядоченностью, и эта дуальность является неотъемлемой составляющей творческого метода писателя. Свобода-тоталитаризм, лес-город, живое-мёртвое — все эти составляющие гармонично уживаются в его книгах, зачастую сливаясь до степени неразличимости. Сорокин остро чувствует свою преемственность как с русскими классиками XIX века, так и советскими авторами начала прошлого столетия, в особенности — с Андреем Платоновым. Как известно, сорокинский стиль вобрал в себя литературные элементы всех эпох русской словесности, органично встроив их в единое панно. Эта фрагментарность подчёркнута в фильме множеством фотоколлажей, иллюстрирующих разные периоды жизни героя.


Кадр из фильма «Сорокин трип» Ближе к концу складывается впечатление, что под изучающим взглядом холодного демиурга весь наш вид не более, чем горстка насекомых, обречённых попасть в коллекцию энтомолога человеческих душ. Однако чуткость к людским страданиям и неизменный гуманизм писателя опровергают миф о его мизантропии. Сорокин в фильме говорит о своём восхищении человеком и одновременно с тем об ужасе перед его безграничной свободой. Его проза обладает важным свойством — это предостережение об опасности бесконтрольного прогресса всего человечества и вседозволенности отдельного индивида. Но за Россию Сорокин спокоен, ведь её настоящее это её будущее.

Материалы

Теги

< пред след >