23 Августа 2019

Гаити, вуду, живые мертвецы, девочки-подростки и хип-хоп — вот из чего соткан новый фильм Бертрана Бонелло «Малышка зомби». Интригует, не правда ли? В Каннах тоже так решили и добавили ленту в программу «Двухнедельник режиссёров» в этом году. Постановщик, частый гость на фестивале, и на сей раз представил актуальный материал в любопытной форме. Его высоко оценили и уже окрестили одним из главных фильмов 2019-го.

Действия картины скачут между событиями 40-летней давности на Гаити и в современной Франции. В 1962 году мужчина замертво падает прямо на улице, его скоропостижно хоронят, а через какое-то время он, полуживой-полумёртвый, начинает работать на плантации. В дальнейшим становится понятно, что это Клервиус Нарцисс — самый известный в мире зомби. Во Франции молодая гаитянка Мелисса пытается освоиться в лицее для девочек, завести друзей и найти своё место в чужой стране.


Кадр из фильма «Малышка зомби» Две истории развиваются параллельно и столь не походят друг на друга по содержанию и тональности, что кажутся двумя разными фильмами: в одном — колоритная страна и дух мистики, в другом — европейские школьницы в униформе, обсуждающие смысл популярных песен и молодого учителя. Разумеется, они смыкаются, но этого приходится ждать чуть ли не час. Одна из героинь говорит, что в мире всё ускорилось, и зомби тоже. Но Бонелло уходит от изображения прыткости современных живых мертвецов, замедляя своего зомби Нарцисса, а вместе с ним и словно само время. Неусидчивый зритель, обманутый названием ленты и надеявшийся увидеть очередной киноапокалипсис, может не дождаться финала, в котором сосредоточены не сильно пугающие, но позволяющие хотя бы немного почувствовать себя неуютно, элементы хоррора.

Бертран Бонелло, который выступает и автором сценария, заинтересовался Гаити 15 лет назад. Он познакомился со страной, её культурой, фольклором, и, конечно, его заинтриговали истории о зомби и Клервиус Нарцисс. Это и послужило отправной точкой для фильма. Вторая сюжетная линия о школьнице Мелиссе — выдумка, с помощью которой Бонелло заходит на территорию Гаити, вуду и мамбо. Он перемешивает реальные факты с вымыслом, настоящее с прошлым, при этом лента завораживает не сюжетными поворотами, которые не отличаются внезапностью, а красотой изображения. Будь то яркие и пёстрые ритуальные церемонии, дух Барона Самеди в джунглях или девочки, валяющиеся на траве возле лицея, — визуально сцены притягивают и очаровывают.


Кадр из фильма «Малышка зомби» На протяжении всего фильма прослеживается сопоставление зомбированного Нарцисса и живой Мелиссы. Бонелло проводит параллели куда изящнее, чем совсем недавно это делал Джим Джармуш в «Мёртвые не умирают». У француза никто не бегает за Wi-Fi или бутылочкой Шардоне. Нарцисс умер, а потом воскрес, теперь он живой мертвец, зомби, отгороженный от всех остальных, единственный путь — приспособиться к новому себе и к новой реальности. Перед Мелиссой стоит похожая задача, только её отстраненность от одноклассниц кроется в непохожести на сверстниц. Остальные девочки принимают новенькую в свое общество только потому, что одна из них, Фанни, говорит о схожести интересов: им нравятся одинаковые фильмы и музыка. Но споры о том, клёвая Мелисса или всё же странная, продолжаются долго, ведь в ней многое настораживает: от издавания по ночам пугающих звериных звуков до безобидных танцев под тишину, без какой-либо музыки.

Одним из саундтреков к фильму служит гимн футбольного клуба «Ливерпуль» — песня «You’ll Never Walk Alone». Выбором такой композиции Бонелло намекает: как бы сильно мы ни отличались друг от друга, это не повод для одиночества. Режиссёр не пытается вслед за своими героинями классифицировать чью-то инаковость как «клёвость» или «странность», для него эти понятия тождественно равны, и чья-то непохожесть вызывает у Боннело такое же доброжелательное любопытство как, например, присказки о зомби-порошке, который готовили колдуны на Гаити.

Материалы

Теги

< пред след >