6 Февраля 2019

После трёх месяцев без зарплаты работяги с ростовского завода узнают, что хозяин собирается закрыть убыточное предприятие, а все долги отдать не раньше чем через полгода. Такой расклад униженных и оскорблённых не устраивает, однако в силу боязливости и раздробленности коллективного ума сделать что-то в противовес они не рискуют. К счастью, Седой, самый бывалый и суровый из заводских, который не только выглядит угрожающе, но ещё и ходит до работы шесть километров пешком (отдельный показатель повышенного тестостерона), предлагает мужикам похитить наглого бизнесмена и обменять его на внушительную пачку денег. Товарищи, покрутив пальцем у виска, всё же соглашаются: капиталист отнял средства к существованию не только у них, но и у их близких, для некоторых эта проблема — вопрос жизни и смерти. Вооружённая группа подозрительных лиц в чёрных масках совершает дерзкое похищение и ожидает выкупа в здании завода. Однако всё — кажется, похитителям уже давно пора привыкнуть к этому тропу — идёт не по плану наперекор песне Летова, и perfect crime превращается в неразбериху с бандитами, полицейскими и журналистами.


Кадр из фильма «Завод» «Завод» — гораздо более жанровый фильм, чем ожидалось. Моменты, которые в других работах режиссёра неизбежно становились частью очевиднейшего, но максимально искреннего комментария, тут складываются в крепкий социальный триллер. Проще говоря, история прежде высказывания, а не наоборот. Именно в жанровой составляющей умение режиссёра снимать саспенсовые, динамичные и эмоциональные сцены раскрывается в полном объёме. Он продуманно демонстрирует расстановку сил, заявляет характеры-маски и изображает напряжённые условия противоборства. Особенно интересны эпизоды, когда три стороны — полицейские, бандиты и рабочие — в параллельном монтаже обсуждают план действий. Быков, конечно, не произвёл революцию в жанре, но ему удалось выхватить наиболее удачные тропы и структурировать их всех в одну увлекательную криминальную историю.

Однако желание сделать кино ещё более социальным, перетянуть элегантно лежащее одеяло жанра на рефлексию о 90-х, справедливости и потерянности старого поколения моментально разрушают все строгие и эффектные наработки режиссёра. «Завод» оказывается, пожалуй, самой агитационной картиной Юрия Быкова. Причём не в плане чётких слоганов, звучащих из уст персонажей, как это было, например, в «Дураке», а с позиции прямолинейности и грузности диалогов. Начиная со второй половины, персонажи «Завода» не разговаривают — они превращают двустороннюю беседу в попытку заявить о своём происхождении, характере и мировоззрении. И это главная беда фильма: вместо того, чтобы с помощью монтажа и деталей безмолвно творить историю героев, автор вынуждает их, словно театралов, пережёвывать тезисы, уже сформировавшиеся в голове даже самого большого зеваки. Самое досадное, что делает он это поверх уже показанных деталей: рабочие в кульминационные моменты, словно NPC, произносят свои мотивировки, которые были визуально заявлены в начале, а финальный диалог Седого на всякий случай заботливо уточняет, что шрамы, на которых несколько раз фиксировалось внимание, у героя с войны и именно она разочаровала его в жизни.


Кадр из фильма «Завод» С другой стороны, в редкие моменты «Завод» может показаться самой ненарочито тонкой и выразительной работой режиссёра. Неумение договориться всех трёх сторон конфликта, собравшихся на территории старого забытого завода, очень точно отражает нынешнее социальное расслоение в стране, где каждый держится только за своих. Проблемы близкого для нашего соотечественника актуальны лишь тогда, когда на нём стоит родственная метка — будь то метка мужика с завода, братка с пистолетом или офицера с нашивкой. Это в «Заводе», напротив, не наполняется бесполезными словами и изображается почти незаметными кинематографическими решениями. Возможно, Быков действительно тонко чувствует современные тенденции, вот только теперь его режиссёрскому почерку не хватает для совершенства одного — тишины.

Материалы

Теги

< пред след >