13 Февраля 2019

Москва пугает. Своими огромными пространствами, закатанными в бетон, неуютными ночными красками, большими и тонкими домами, напоминающими лапы паука, грязью, безрадостными вокзалами с давящей атмосферой, постоянным потоком людей, напоминающем скорее о смерти, чем о жизни. Москва — это один большой ассамбляж из разнородной архитектуры, потерянных вещей, надежд и чаяний, перемешанных в огромном котле мыслей, слов, вздохов и слёз.

Айка убегает из безымянного роддома, оставляя там новорождённого, в заснеженную Москву. Слабая, с послеродовым кровотечением, она несётся по белому месиву, еле перебирая ногами, боясь не успеть на халтуру, — ей отчаянно нужны деньги, чтобы отдать долг и как-то прожить в Москве ведь из-за нежелательной беременности она потеряла работу. С халтурой Айнур кидают, а найти постоянное место она не может из-за просроченных документов, и поэтому её заносят в департационный список. Так начинаются хождения по мукам.


Кадр из фильма «Айка» Все попытки Айки найти деньги проваливаются, здоровье ухудшается, киргизские мафиози постоянно напоминают о себе, обещая отрезать её сестре пальцы и убить их обеих. И это на фоне постоянно идущего снега в серой Москве, застрявшей в тягучем безвременье. Айнур теряет человеческий облик и превращается в зверя, цепляющегося за любую возможность выбраться из глубокой ямы неудач. Она готова обманывать и угрожать во имя базового инстинкта — выживания.

Однако зрителю тяжело осуждать главную героиню — из намеков на её прошлое он узнаёт, что сама по себе Айка работящая, амбициозная и умная женщина, приехавшая в Москву, чтобы открыть свой швейный бизнес. Ей не хочется быть нищей и мириться с обстоятельствами на родной стороне — так Айнур говорит своей сестре по телефону. И если бы не роковой случай, насилие над бесправным человеком в безразличном обществе, «подарившее» ей ребёнка, всё могло бы выйти иначе.


Кадр из фильма «Айка» Образ нежеланного дитя, оставленного в роддоме, сопровождает Айку на протяжении всего фильма: она заходит в ветлечебницу, чтобы выпить обезболивающее и проверить кровотечение, и встречает уборщицу, живущую в каморке этой клиники с маленьким больным ребёнком. Спустя время эта женщина просит Айнур подменить её, чтобы отвезти ребёнка к доктору, и главная героиня видит кормящую собаку с порезом на животе, которой неразумные щенки приносят боль, растягивая рану. Фиксация камеры на щенячьих глазах, жадно сосущих молоко, с последующей сценой, в которой Айка звонит мафии, чтобы отдать своего младенца вместо долгов, оставляет недосказанность в трансформации образа героя, раскрывающуюся впоследствии.

Картина Сергея Дворцевого обладает невероятным гуманистическим потенциалом и задаёт зрителю этические вопросы, на которые необходимо дать искренний ответ. В России — с её ксенофобией и любовью бороться со следствием, а не с причиной — немало таких людей, как Айнур. Они потеряли связь с родиной, чтобы начать новую жизнь, и остались совершенно одни: простая, во многом инертная жизнь, которую ведут соотечественники на новом месте, их не устраивает. Айка ограждается от этого, выделяя для себя при помощи шторы маленькую комнатку в большой и грязной квартире для «своих». Но ни ей, ни тем, кто живёт общиной, нет места в «чистом и цивилизованном» обществе красавцев и умников.

Материалы

Теги

< пред след >