5 Мая 2019

Итак, впереди 72-й Каннский кинофестиваль. Красивейшим фильмом прошлого смотра и года вообще имеет полное право называться «Долгий день уходит в ночь» из программы «Особый взгляд». Едва ли какая другая картина может потягаться с сюрреальной и психоделической китайской драмой в визуальном отношении. Хотелось бы обойтись без имени Вонга Кар-вая, всплывающего каждый раз, когда речь заходит об эстетском дальневосточном артхаусе, но в этом случае влияние зрелого стиля мэтра действительно проскальзывает между строк.


Кадр из фильма «Долгий день уходит в ночь». Ло (Хуан Цзюэ) и его подруга Кайжэнь (Вэй Тан) Ло Хунву возвращается в Кайли, город своего детства, чтобы отыскать свою первую и единственную любовь. С течением времени его поиски превращаются в галлюциногенный трип без начала и конца. Сквозь залитые неоном улицы, бездонные шахты и умирающие деревни Ло движется всё дальше, пытаясь опознать в случайных женщинах ту самую, единственную. Но ночь затягивает глубже, выхода из неё не видится, как и из плена мучительных воспоминаний. Ло теряется в собственном подсознании и постоянно сталкивается с призраками. Даже город, откуда он родом, становится призрачным воспоминанием.

Гипнотические образы, из которых соткана картина, насквозь иррациональны. Легенды сплетаются с домыслами, абсурдными ситуациями и расплываются в мутном мареве бесконечного забытья. Стоит просто отдаться этому фильму, довериться течению и отринуть попытки найти логику в загадочных сценах. Подобно сновидению, лента развивается самым неожиданным образом — и невозможно предугадать, что ждёт Ло за следующим поворотом в его нескончаемых метаниях.


Кадр из фильма «Долгий день уходит в ночь». Второстепенный персонаж В мире режиссёра Би Ганя сказочное неотделимо от реального. Более того, оно постепенно вытесняет саму реальность, делая происходящее мифом и ещё одной городской легендой. «Долгий день» гипнотизирует медитативностью и текучестью. Неслучайно в кадре так много воды. Образы полузатопленного дома с протекающей крышей и влюбленных, лежащих на берегу пруда, приобретают мистическую недосказанность в водном мерцании. Неслучайны и сцены с часами: они двусмысленно намекают на скоротечность и вместе с тем нескончаемость времени.

Медлительный темп фильма достигается в основном за счёт долгих планов, от которых невозможно оторвать глаз, будь это юноша, грызущий яблоко, либо спуск на импровизированном фуникулере. Каждое действо зритель видит от первого до последнего момента, отчего лента воспринимается очень цельной. Ещё одна характерная черта «Долгого дня» — специфическое построение кадра. Персонажи зачастую взаимодействуют друг с другом на заднем плане. Из-за этого возникают ощущения подглядывания и погружённости в мир картины. Зритель чувствует себя безмолвным соучастником происходящего.


Кадр из фильма «Долгий день уходит в ночь». Особый способ съёмки «Долгий день уходит в ночь», который незаслуженно обделила вниманием пресса, — находка для синефила, влюблённого в совершенство кадра. А любители сумрачного, граничащего с трансцендентностью психологизма и вовсе должны возвести китайскую новинку в ранг культовой классики.

Материалы

Теги

< пред след >