17 Октября 2018

Франшиза «Хэллоуин» за 3 десятилетия испытала все тяготы существования многосерийных ужасов, включая негодование публики, перезапуски, новые «концептуальные» взгляды на историю и даже угрозу закрытия. Со временем сериал стал напоминать главного героя истории Майкла Майерса — каждый раз кажется, что он вот-вот умрёт, но по непонятным на первый взгляд причинам в последний момент ему удаётся спастить. Впрочем, на деле основания для неожиданного спасения более чем очевидны: даже спустя много лет «Хэллоуин» остаётся одной из самых кассовых серий слэшеров в истории кино. Продолжение 2018 года от Дэвида Гордона Грина и Дэни Макбрайда поначалу казалось очередной попыткой лёгко «поднять бабла», но закономерность дала сбой и фильм, ко всеобщему удивлению, получил достойнейшие оценки критиков. В таких случаях не остаётся ничего, кроме как «смотреть продолжение в источнике». Увы, но здесь, как и в случае с вирусными заголовками в интернете, панчлайн оказался гораздо слабее сетапа.


Кадр из фильма «Хэллоуин» Новый «Хэллоуин» использует те же модели, что и устаревшие предшественники. Каждая сюжетная единица была тщательно пережёвана из фильма в фильм и сейчас представляет из себя множественно переработанный и пресный продукт. Автобус с психами разбивается на шоссе, и проезжающая мимо семейка выходит из машины, чтобы помочь бедолагам, идя на ожидаемую смерть? Скука. Дотошная журналистка в туалете встречается с маньяком? Да неужели! Девушка бросает толстяка-аутсайдера после школьного бала одного и тот через секунду оказывается на штыке забора? Мы точно не в 80-х, когда слэшеры могли предложить что-то новое.


Кадр из фильма «Хэллоуин» Временами кино позволяет себе несколько шуток, обыгрывающих эти тривиальные ходы, однако в большинстве своём эпизоды сняты лениво и безыдейно. Создатели копируют сцены смертей из культовых ужастиков, но забывают о том, что морально и технически несовременные убийства не получат должного эмоционального отклика даже от самых рьяных фанатов. Ключевой элемент слэшеров — эффектные разделывания жертв — тут служит скорее оммажем, нежели попыткой удивить искушённого зрителя. И это главный недостаток картины — она игнорирует весь тот огромный путь, который прошли фильмы ужасов, и способна удивить лишь человека, находившегося в криогенном сне 30 лет.


Кадр из фильма «Хэллоуин» Было бы глупо требовать от слэшера, поджанра, который даже во время расцвета перестал пугать зрителей, саспенсовых и гнетущих сцен, но на безрыбье справедливо ожидать хотя бы это. Впрочем, откровения не случилось: «Хэллоуин» — это ничуть не страшное и предсказуемое во всех потугах кино. Редкие попытки навеять страх гарантированно отражаются в зрительном зале одной эмоцией — смехом. Думается, даже провальное «Проклятие монахини» с опостылевшими приёмами обходилось куда более изящно. В результате «Хэллоуину» не удаётся ни испугать, ни удивить, ни даже голодным до крови подросткам дать хлеба и зрелищ.


Кадр из фильма «Хэллоуин» Однако ближе к концу приходит совсем другое, менее негативное восприятие картины. Нет, «Хэллоуин» по-прежнему бездарен — этого не изменят ни более эффектные убийства, ни интригующая финальная игра в кошки-мышки с Джейми Ли Кёртис. Тем не менее кино переходит из разряда «плохо» в «так плохо, что хорошо». Каждое спорное сюжетное решение вызывает предвкушение последующего, куда более банального, вторичные смерти срывают аплодисменты в зале, а пафосные фразочки в новом контексте обретают юмористический колорит. Кино становится guilty pleasure года, и уже не жаль ни времени, ни эмоций на этот откровенно нелепый цирк. «Хэллоуин» становится продолжателем великой династии неудачных сиквелов 80-х — тех самых, в которых Джейсон убивал в космосе, персонажи входили в игру и выходили из неё по щучьему велению, а абсурдность действа воспринималось как должное. Новый фильм Дэвида Гордона Грина — невольная попытка подражания этим безумным, но подкупающим глупостью творениям. И, возможно, даже хорошо, что в результате зритель получил шапито-шоу, а не стандартный перспективный перезапуск.

Материалы

Теги

< пред след >