27 Марта 2019

Не успел улечься общественный резонанс после «Прочь», как на экранах появился новый фильм Джордана Пила, режиссёра, ставшего для многих лицом социальных хорроров. Его вторая полнометражная работа «Мы», в отличие от расхваленного дебюта, куда больше тяготеет к жанровости и играет с шаблонами не так беззастенчиво. Где раньше была откровенная ирония над историей и персонажами — теперь смесь чёрного юмора и глубокого психологизма, а на смену банальному социальному высказыванию приходит скрытое за сотней символов и образов исследование человеческой души. В центре его новой истории — темнокожая семейка Уилсонов, приехавшая приятно провести каникулы в загородном домике. Совместный отпуск заканчивается, когда на улицы выходят их злые копии, вооружённые лишь острыми ножницами — тогда-то крепкую социальную ячейку Соединённых Штатов и будет ждать проверка на прочность, а зрителя — на умение искать двойное дно.


Кадр из фильма «Мы» «Мы» — гораздо менее стройный и строго выверенный фильм, но точно более личный и убедительный. Это сложный, перегруженный символами и образами идейный клубок, основные положений которого, однако, будут понятны всем. Проблема заключается лишь в дешифровке мелких, незначительных на первый взгляд деталей, которые глобально дают более глубокое понимание картины. Пожалуй, из-за этих самых мелочей трактовать фильм совершенно по-разному не представляется проблемой: чисто теоретически это кино и о исторической памяти о рабстве, и о самодеструктивной политике США, и о давлении консервативного общества на молодое поколение.

Займись сценарием не Пил, человек, который даже аллюзию на американский расизм умудрился сделать смешной, а обычный ремесленник, жанровая составляющая превратилась бы в «новую» песню на старый лад. Если в сотый раз без иронии рассказывать о чёрной-чёрной семье (Oops!) в чёрном-чёрном доме и злодеях, кричащих «Отдай своё сердце», зрители, скорее всего, заподозрят что-то неладное. Поэтому Пил просто добавляет в жанр достаточно самоиронии, чтобы стандартные ходы казались остроумнее протухших стереотипов — как хоррорных, так и культурных. И это работает: до самого финала любую шаблонную сцену спасают или чёрный во всех смыслах юмор и комизм смертей некоторых героев, или диалоги будто из лучших семейных ситкомов. Пожалуй, как раз эта «ситкомовость» и делает «Мы» абсолютно непретенциозным и по-своему знакомым фильмом — эдаким приятным детским воспоминанием из кино, которое неожиданно нагрянуло во взрослой жизни.


Кадр из фильма «Мы» Но если вам кажется, что комедия нивелирует хоррор, вы заблуждаетесь. «Мы» не беспокоится о том, что какая-нибудь саспенсовая сцена завершится смешком: фундамент фильма — не скримеры и джампскейры, а экзистенциальный ужас, пускай и растворённый в обилии юморесок. Причём ужас не ограничивается одной лишь «глубокой», что аж без акваланга нельзя смотреть, концепцией. Здесь страх работает на уровне визуальной составляющей и постановки. Сумасшедшие монтажные ритмы, которые то взлетают до ежесекундных рваных склеек, то останавливаются на долгом статичном плане, хореография драк, одновременно похожая на грациозный танец и ожесточённый бой за свою индивидуальность, наконец, кадры, прекрасные по композиции, но уродливые по содержанию, — именно так это кино передаёт иррациональные и диссонансные страхи.


Кадр из фильма «Мы» Каким бы «Мы» ни казался кубиком Рубика, головоломкой, которую можно крутить как пожелаешь, стержень фильма всё равно зиждется на психоанализе. Двойники, явившиеся из ниоткуда, — архетип Тени Юнга, совокупность черт характера и ценностей, которые не признаёт в себе человек, своеобразный антагонист, которым рискует стать каждый из нас. И «Мы» как никому раньше удаётся передать страх стать Тенью, беспрерывный бег жизни и стремление стать лучше, сильнее, умнее своего врага, живого ли человека или абстрактного образа. Это кино об ужасе открыть глаза и стать жертвой своих комплексов и слабостей, пасть в бесконечной борьбе за свою самость и идеальность, оказаться тем, кого ненавидел и презирал и к кому подсознательно тяготел. Наверное, в этом и есть главный беспричинный ужас не только фильма, но и всего нашего существования.

Материалы

Теги

< пред след >