17 Августа 2019

Заурядному патологоанатому Стенио с мизерной зарплатой, ворчливой женой и двумя детьми в этой жизни повезло только в одном: он умеет разговаривать с мертвецами. Впрочем, даже эта способность в руках подвального планктона до поры до времени не приносит никакой пользы: герой разве что перекидывается с трупами парой фраз, чтобы разбавить рабочую рутину, и иногда выполняет их последние просьбы. Но однажды от нового «клиента» он узнаёт об измене собственной жены и, использовав откровения другого мертвеца, обманом натравливает его родственников на любовника. Те, к счастью Стенио, дают две услуги по цене одной — избавляются ото всей парочки. Но долго радоваться холостяку не приходится, ведь теперь на нём лежит проклятие за использование секретов мёртвых, а дух разгневанной жены жаждет мести.

Бразильские хорроры — направление довольно специфическое и нечасто выходящее за рамки национального кинопроката или сетевых релизов релизов. Насилия и кровавого угара там больше обычного, табу нарушаются охотнее, а вот технический уровень реализации порой остаётся на уровне старых дешёвых слэшеров. «Голоса с того света» Деннисона Рамалью в этом плане выступают довольно компромиссным вариантом для тех, кто ценит, например, копеечную треш-эстетику картин Родриго Арагана и провокативность «Клуба каннибалов» Гуто Паренте, но в то же время не может без качественной голливудской картинки и стандартизированных характеров.


Кадр из фильма «Голоса с того света» Первое проявляется прежде всего в незначительных, но цепляющих визуальных жанровых решениях вроде детальной съёмки трупов, с которыми работает Стенио, или в том, как реализована его борьба с мёртвой женой. Герой то оказывается в лабиринтах из режущих нитей, то просыпается запертым в холодильнике морга. Фильм подкидывает ещё парочку эффектных и запоминающихся сцен этого противоборства — благо, всё в картине (кроме, пожалуй, самих говорящих трупов, созданных с помощью дешёвых компьютерных эффектов) сделано качественно и со знанием жанра. Довольно богатый опыт Рамалью позволяет ему держаться на достаточной дистанции от голливудских джампскейров и вечной съёмки в темноте, поэтому даже редкое задействование этих избитых элементов не успевает надоесть.

Особенно интересна в этом «неголливудском» подходе работа с насилием. Здесь, конечно, прослеживается влияние снятых за копейки соотечественников, которые цепляли эпатажем и бескомпромиссностью. Рамалью и не думает о воссоздании кровавой латиноамериканской мясорубки, хотя история к этому вполне могла подвести, но смело перенимает безжалостность национального жанрового кино. Так, в сцене борьбы одержимой сиделки Лары и Стенио герой протыкает невинной девушке руку ножом и ломает пальцы, чтобы снять с неё своё обручальное кольцо — источник одержимости. Подобных моментов не много, но они добавляют динамики и делают кино смелее.


Кадр из фильма «Голоса с того света» Сторона же стандартизированная, условно западная, видна не только в непривычно «правильной» — то есть вылизанной — картинке, но и в желании авторов сделать кино как можно серьёзнее, за счёт элементарных коллизий и одномерных характеров создавая какие-никакие драматические конфликты. Проблема как раз в том, что герои «Голосов с того света» недостаточно интересны в рамках драмы. Они скорее приближены к типичным жанровым персонажам, наделённым шаблонной характерной чертой, — такие типажи отлично взаимодействуют в строгой жанровой системе, но начинают сыпаться, когда кино обращается к сложным темам брака, отцовства и преступления с наказанием. А «Голоса», к сожалению, порой слишком глубоко погружаются в эти темы.

Это не значит, что самобытный автор Рамалью потерял хват. Он и раньше рассказывал драматичные личные истории о потерявшихся и павших во грех людях. В короткометражке «Ниндзя» копа преследует призрак случайно убитого им мальчика, а в «Материнской любви» главный герой и вовсе разрывается между матерью и страстью к прислужнице Сатаны. Разница в том, что в коротком метре режиссёр грамотно умещал все яркие образы в рамки небольшого хронометража так, что они заполняли историю и не позволяли слишком долго фокусироваться на чистой драме. Все его герои переживали сложные внутренние противоречия, но именно сверхъестественные элементы помогали отобразить эти противоречия максимально понятно и зрелищно для зрителя.


Кадр из фильма «Голоса с того света» Здесь же мы видим нечто другое — довольно стандартную историю преступления и наказания, в которой не так много выразительных жанровых эпизодов и которую автор воспринимает уж слишком серьёзно. С другой стороны, в комплексе это остаётся по крайней мере любопытным синтезом двух традиций хоррора и, пожалуй, самым заметным явлением в латиноамериканском жанровом кино на просторах отечественного проката в 2019 году.

Материалы

Теги

< пред след >