3 Ноября 2018

После очередной части «Людей Икс» тёртый голливудский калач Брайан Сингер подписался довести до ума долгострой студии 20th Century Fox — байопик о легендарной британской группе Queen со звездой «Мистера Робота» Рами Малеком в роли бессмертного Фредди Меркьюри. Проект был начат ещё в 2010 и пережил смещения сценариста, возрастного рейтинга и исполнителя главной роли (изначально место Малека занимал Саша Барон Коэн). Сингеру поручили рассказать историю, ориентированную на широкую «семейную» аудиторию, без лишней жести, коей в жизни музыкантов хватало с лихвой. Секс и наркотики должны были остаться лишь в формате намёков, уступив место рок-н-роллу, но, как это часто бывает в эру постоянных студийных проколов, продюсеры не учли маленький нюанс, и всё пошло не по плану.

Сингеру поручили рассказать историю, ориентированную на широкую «семейную» аудиторию, без лишней жести, коей в жизни музыкантов хватало с лихвой.

Рами Малек — американский актёр коптского происхождения, которое гарантировало ему не только специфичную этническую внешность, но и некоторое духовное родство с Меркьюри, родившимся на Занзибаре в семье другого нацменьшинства — парсов. Он вырвался на большой экран лишь в 25 лет, а известность приобрёл благодаря образу персонажа нон-конформиста в одном из наиболее авторских сериалов нового времени. Неизвестно, чем думала студия, утверждая на роль музыкального бунтаря бунтаря-актёра, который открыто заявлял, что придерживается экспериментальных методик перформанса и не согласен с амплуа студийной марионетки. В итоге египтянин и Сингер не сошлись творческими взглядами, режиссёр слетел с катушек и выбыл из проекта, а заканчивать разваливающийся фильм взялся британец Декстер Флетчер, хотя во избежание лишнего шума в титрах постановщиком указан всё-таки дезертир.


Слева — фотография Фредди Меркьюри, справа — Рами Малека в образе знаменитого певца Из-за энергии своенравного Рами Малека «Богемская Рапсодия» приобрела несколько иной облик, нежели обычный байопик о рок-звёздах. С одной стороны, тривиальный сценарий было уже не спасти: даже вставная челюсть, имитирующая неправильный прикус Меркьюри, не смогла сделать драму менее беззубой. С другой — актёрское соло Малека под аккомпанемент Queen удерживает зрителя от немедленного катапультирования из зала и сохраняет желание, чтобы шоу продолжалось. Актёру мастерски удалось уловить виляние солиста между застенчивостью и открытым нарциссизмом. Его творческий метод выходит за рамки привычного перевоплощения: Малек настолько вжился в роль, что в его исполнении узнаваемые мимика и жесты Фредди кажутся вполне реалистичными. Он с ловкостью воспроизводит каждое движение артиста, включая манерное прикусывание губ. Зрителю предоставляется возможность посмотреть и на скромнягу-эмигранта Фаруха Булсара, который официально отказался от настоящего имени с приходом первых музыкальных успехов, и на звездного мальчика — раскрепощённого, тщеславного и болезненно одинокого даже в окружении толпы поклонников.


Кадр из фильма «Богемская рапсодия» Однако, в отличие от Малека, сценаристы и режиссёры попросту не понимают, как распорядиться наследием Меркьюри. Сколь сильно фильм не старается показать разностороннюю личность артиста, всё это было ранее сделано им самим: на протяжении жизни он демонстрировал миру свою самобытность как акт протеста против зависти, шовинизма и маргинализации любого рода. Меркьюри был дерзким экспериментатором, поэтому попытки сгладить его биографию, взяв на себя минимум моральных и эстетических рисков, выглядят жалкими и даже унизительными. Постижение лидером группы своей гомосексуальноси реализовано, к примеру, через смехотворную образность сцены, где герой заглядывается на брутального мужика, зашедшего отлить на заправке: его взгляд невольно проникает в проём общественного туалета, и через эту щёлочку он впервые «подглядывает» за собственными желаниями под грустный саундтрек. Поэтично, но слишком деликатно для знаменитого гомосексуала, на чью ориентацию закрывают глаза даже отъявленные гомофобы. Лента невольно стигматизирует «скользкую дорожку» Фредди Меркьюри бесконечными умолчаниями. Между тем в 80-е СМИ хотели добиться от него признания в «пороках» не в дидактических целях, а потому, что это было модным. Он в свою очередь давал туманные ответы не из стеснительности, а чтобы не прослыть жадным до дешёвого пиара.

Композиционная рамка фильма — это воспроизведение выступления Queen на Live Aid. Атмосфера представления — от повторения Малеком реальных движений артиста до количества людей на фестивале — проработана тщательно и со вкусом. Но, несмотря на доскональность, это лишь реконструкция произошедшего в 1985 году, не слишком усиленная драматургически. Чтобы прочувствовать энергию Queen, необязательно идти в кино на «Рапсодию» — для этого достаточно включить запись Live Aid и увидеть настоящего Фредди Меркьюри, а не его качественный косплей. Другое дело, что послушать хиты британцев из кинотеатральных динамиков — особый сорт удовольствия, полностью отбивающий цену билета.


Архивное фото Фредди Меркьюри на Live Aid


Кадр из фильма «Богемская рапсодия» Фильм представляет собой не более чем нарезку из хроники группы. Драматичные моменты, сопровождаемые хитами от «Another One Bites the Dust» до «We Are the Champions», не производят ожидаемого эффекта из-за сценарной импотенции и неспособности ёмко вместить 15 лет существования группы в 2-часовой хронометраж или же сфокусироваться на более обозримом периоде их биографии. Вероятнее всего, настоящие фанаты и зануды-синефилы не оценят попытку передать тернистый путь легенд, но любители хорошей музыки и простого, но атмосферного кино смогут насладиться просмотром. Одно можно сказать наверняка: это полотно, сотканное из голых фактов и сюжетных подводок к ним, мало искажает «правду жизни», ведь чтобы заразить аудиторию любовью к Queen, достаточно включить их песни погромче и приправить действо харизмой.

Материалы

Теги

< пред след >